Франция (1515 - 1715)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Франция (1515 - 1715) » В тенистых аллеях » Полет души


Полет души

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

Надеюсь, никто не будет против разнообразить наши прекрасные тенистые аллеи дискусиями, без которых, думаю, невообразим ни один форум. Занимательная тема с вдохновляющей музыкой и фото, картинами и картинками уже существуют, так почему бы не поговорить о том, без чего, возможно, мы никогда бы не собрались здесь? О литературе, о величайшей из искусств.

Какую книгу Вы читаете сейчас? Что бы посоветовали? Какие стихи вдохновляют Вас? Или какую историческую книгу желательно знать всем? А так же просто то, что является самым любимым.

Если путь прорубая отцовским мечом,
Ты соленые слезы на ус намотал,
Если в жарком бою испытал, что почем,
Значит, нужные книги ты в детстве читал.

                                                                   В. Высоцкий

Отредактировано Marguerite de Valois (2013-10-26 19:18:12)

+1

2

Начну с моей любимой поэтессы, чьи восхитительные стихи всегда меня вдохновляли.

* * *
Сжала руки под тёмной вуалью...
"Отчего ты сегодня бледна?"
- Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка
Всё, что было. Уйдешь, я умру."
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: "Не стой на ветру"
1911
                                        А.Ахматова

0

3

Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы все-таки мой.

Смеетесь! – В блаженной крылатке
дорожной!
Луна высока.
Мой – так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала –
Домой.

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвый,
Я тоже мертва.

Я вижу, я чувствую,- чую Вас всюду!
- Что ленты от Ваших венков! –
Я Вас не забыла и Вас не забуду
Во веки веков!

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
- Письмо в бесконечность.- Письмо в беспредельность –
Письмо в пустоту.

Марина Цветаева

0

4

Окно выходит на зарю
Чуть свет слегка голубеет небо летнее,
а деревья чернеют в темном зеркале реки,
прочерченые кружевными силуэтами.
Ранние ибисы летят на юг - фигуры из чернил
на высоком фоне бледных небес - а нити тонкие,
ближе к земле туго натянутые
между тенью и прозрачностью,
разрезают пополам вид, окном обрамленный.
Жду цветохода, налившегося красками горизонта,
неба, залитого розовым оттенком румянца,
жду, пока листья зазеленеют под кистью восхода
дуновением золотым,
жду первого луча сквозьмоё окно распахнутое,
согревающее все лицо, оживляющее кровь,
превращающее волосы в жгучие облака...
По картине Beata Beatrix Д.Г. Роззетти

Немного лирики

Что такое муза? Мы говорим: Вера Холодная - муза немого кино, Анна Ахматова - муза плача, Вера Берггольц - муза ленинградской блокады... Женщина, в жизни и самом облике которой воплотилось нечто существенное, но чего словом выразить невозможно... Сам дух явления, принявший черты конкретного человека. И если такая женщина становилась подругой выдающегося художника, то её имя входило в историю искусства. Такой была Форнарина для Рафаэля, Саския - для Рембрандта, Елена Форумен - для Рубенса. Но были и другие...

Данте Габриэль Роззетти, глава английский прорафаэлитов, и Лиззи Сиддаль - люди, судьбы которых предстают перед нами как "хорошо написаный сюжет", будто они жили по законам искусства, которое создавали. Вобщем, тако оно и было...
Роззетти - англичанин итальянского происхождения словно привил английскому искусству итальянскую ветвь, давшую экзотические и прянные цветы прорафаэлитства. Поклонники красоты, прорафаэлиты искали её в грезах поэтической души и в далеком дорафаэлевском прошлом. Предметом изображения на их полотнах становится мистически окрашеный мир старинных легенд. Поэтическая реальность. Сновидения и смутные состояния души. Картины прорафаэлитов волнуют, подобно сладкому, но слишком насыщеному аромату, когда нежная греза обретает силу колдовских чар.
Роззетти имел почти гипнотическое влияние на друзей и поклонников, круг которых был черезвычайно тесен. Он одарен как живописец, поэт, ессеист... Блестяще начавший и быстро обретший славу художник, вскоре перестает участвовать в выставках, работает лишь для самых близких. Он пишет ночами и спит днем. Логика его напряженной внутреней жизни со стороны выглядит эксцентричной. Таковы были и его отношения с Музой.
В 1850 году Роззетти знакомится с молоденькой модисткой Элизабет Сиддаль. С этого момента воображение художника питают лишь лавроносный профиль обожаемого им Данте и мистически чувственный образ Лиззи. В других моделях он не нуждался. Остается удивлятся, как метко Судьба послала ему женщину с такой внешностью. В её облике ... словно концентрировалась вся эстетическая программа прорафаэлитов.
Элизабет Сиддаль была красива... до ужаса. Что следует понимать буквально. Её густые пышные волосы обладали тем золотисто-красным оттенком, что так любили венецианские живописцы. Двумя тяжелыми крыльями волосы опускались на спину, завиваясь крупными, светлеющими на концах локонами. Взгляд огромных глаз был мутен и зорок одновременно. Она будто спала с открытыми глазами: видела все - и ничего не видела. Взор ангела или... медузы Горгоны. Четко вылепленые черты лица с необыкновенно выразительным ртом. Красные, как гранат, резко очерченые губы с глубоко опущеными уголками... Улыбка была ей не к лицу. Что-то беспощадное и жадно чувственное выражалось в лини этих губ. Контраст немигающих, будто устремленных за пределы реальности глаз и сладострастного рта создавал эффект какой-то "потусторонней чувствености". Элизабет была воплощением губительной и сладкой страсти.
Тайный брак Роззетти с Сиддаль длился 7 лет. В 1857 году они обручились, а спустя три года официально поженились. Но не проходит и двух лет после свадьбы, как Лиззи умирает.
Розетти потерял жену, но не расстался со своей музой. Фактически он один в один повторяет судьбу боготворимого им Данте, посвятившего творчество Беатричче. Художник продолжает писать Лиззи как и прежде.
Не разграничивавший поэзию и живопись, жизнь и искусство Роззетти, хороня Элизабет, кладет в гроб готовившуюся к изданию рукопись стихов, посвященых жене, которая была в одном экземпляре. Почти 8 лет друзья и почитатели добиваются от него издания именно этой рукописи. Наконец, он дает разрешение на вскрытие могилы. За эксцентричным сюжетом следит вся Англия. Сборник расходится в 10 дней, затем - выдерживает еще 6 изданий. Нелюдимый, замкнутый, равнодушный к славе Роззетти пользуется всеобщим вниманием.

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/b/3/14/336/14336001_Beata_Veatriks.jpg

0

5

НЕТ ЛЕТ
             Светлане Харрис
«Нет
   лет...» —
вот что кузнечики стрекочут нам в ответ
на наши страхи постаренья
и пьют росу до исступленья,
вися на стеблях на весу
с алмазинками на носу,
и каждый —
      крохотный зелененький поэт.

«Нет
    лет...» —
вот что звенит,
как будто пригоршня монет,
в кармане космоса дырявом горсть планет,
вот что гремят, не унывая,
все недобитые трамваи,
вот что ребячий прутик пишет на песке,
вот что, как синяя пружиночка,
чуть-чуть настукивает жилочка
у засыпающей любимой на виске.

Нет
лет.
Мы все,
    впадая сдуру в стадность,
себе придумываем старость,
но что за жизнь,
       когда она — самозапрет?
Копни любого старика
и в нем найдешь озорника,
а женщины немолодые —
все это девочки седые.
Их седина чиста, как яблоневый цвет.

Нет
  лет.
Есть только чудные и страшные мгновенья.
Не надо нас делить на поколенья.
Всепоколенийность —
          вот гениев секрет.
Уронен Пушкиным дуэльный пистолет,
а дым из дула смерть не выдула
и Пушкина не выдала,
не разрешив ни умереть,
              ни постареть.

Нет
  лет.
А как нам быть,
         негениальным,
но все-таки многострадальным,
чтобы из шкафа,
           неодет,
с угрюмым грохотом обвальным,
грозя оскалом тривиальным,
не выпал собственный скелет?
Любить.
    Быть вечным во мгновении.
Все те, кто любят,—
            это гении.

Нет
  лет
для всех Ромео и Джульетт.
В любви полмига —
        полстолетия.
Полюбите —
    не постареете —
вот всех зелененьких кузнечиков совет.
Есть
    весть,
и не плохая, а благая,
что существует жизнь другая,
но я смеюсь,
    предполагая,
что сотня жизней не в другой, а в этой есть
и можно сотни раз отцвесть
и вновь расцвесть.

Нет
  лет.
Не сплю,
    хотя давно погас в квартире свет
и лишь поскрипывает дряхлый табурет:
«Нет
    лет...
         нет
          лет...»
18 июля 1992, станция Зима
                                                 Евгений Евтушенко.

Отредактировано Marguerite de Valois (2013-10-26 20:44:28)

0

6

Дама и друг ее скрыты листвой
Благоуханной беседки живой.
"Вижу рассвет!" - прокричал часовой.
Боже, как быстро приходит рассвет!

- Не зажигай на востоке огня -
Пусть не уходит мой друг от меня,
Пусть часовой дожидается дня!
Боже, как быстро приходит рассвет!

- Нежный, в объятиях стан мне сдави,
Свищут над нами в ветвях соловьи,
Сплетням назло предадимся любви,
Боже, как быстро приходит рассвет!

- Нежный, еще раз затеем игру,
Птицы распелись в саду поутру,
Но часовой не сыграл ту-ру-ру,
Боже, как быстро приходит рассвет!

- Дышит возлюбленный рядом со мной,
В этом дыханье, в прохладе ночной
Словно бы нежный я выпила зной.
Боже, как быстро приходит рассвет!

Дама прельстительна и весела
И красотой многим людям мила,
Сердце она лишь любви отдала.
Боже, как быстро приходит рассвет!   
 

Неизвестный средневековый трубадур.

0

7

Богу равным кажется мне по счастью
Человек, который так близко-близко
Пред тобой сидит, твой звучащий нежно
Слушает голос

И прелестный смех. У меня при этом
Перестало сразу бы сердце биться:
Лишь тебя увижу, уж я не в силах
Вымолвить слова.

Но немеет тотчас язык, под кожей
Быстро легкий жар пробегает, смотрят,
Ничего не видя, глаза, в ушах же —
Звон непрерывный.

Потом жарким я обливаюсь, дрожью
Члены все охвачены, зеленее
Становлюсь травы, и вот-вот как будто
С жизнью прощусь я.

Но терпи, терпи: чересчур далёко
Все зашло...

Сафо (Перевод В.Вересаева)

0

8

Раз уж мой брат поднял во флуде такую тему, то хочу поделиться одним из увлекательнейших романав по эпохе 16-ого века. Написан он женщиной, и жанр его - психологический роман. В этом произведении 17-ого века прекрасно показаны все сложности давления общества, истинная добродетель, способная порой на жертвы даже ради любви, и всё это на увлекательном фоне последних лет царствования Генриха Второго. Один из любимых моих романов - "Принцесса Клевская", по которому снят красивейший французский фильм с неподражаемой Мариной Влади. Если кто-нибудь читал или смотрел, с удовольствием бы послушала впечатления, если нет, то просто делюсь, может кого-то заинтересует))
http://s6.uploads.ru/nd0El.jpg
http://s6.uploads.ru/6Dm2T.jpg

Отредактировано Marguerite de Valois (2013-10-27 09:58:56)

+1

9

"The living are soft and yielding;
the dead are rigid and stiff.
Living plants are flexible and tender;
the dead are brittle and dry.

Those who are stiff and rigid
are the disciples of death.
Those who are soft and yielding
are the disciples of life.

The rigid and stiff will be broken.
The soft and yielding will overcome."

(Lao Zi + translation by J.H. McDonald)

0

10

Спи, младенец мой прекрасный,
     Баюшки-баю.
Тихо смотрит месяц ясный
     В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
     Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
     Баюшки-баю.
По камням струится Терек,
     Плещет мутный вал;
Злой чечен ползет на берег,
     Точит свой кинжал;
Но отец твой старый воин,
     Закален в бою:
Спи, малютка, будь спокоен,
     Баюшки-баю.
Сам узнаешь, будет время,
     Бранное житье;
Смело вденешь ногу в стремя
     И возьмешь ружье.
Я седельце боевое
     Шелком разошью...
Спи, дитя мое родное,
     Баюшки-баю.
Богатырь ты будешь с виду
     И казак душой.
Провожать тебя я выйду —
     Ты махнешь рукой...
Сколько горьких слез украдкой
     Я в ту ночь пролью!..
Спи, мой ангел, тихо, сладко,
     Баюшки-баю.
Стану я тоской томиться,
     Безутешно ждать;
Стану целый день молиться,
     По ночам гадать;
Стану думать, что скучаешь
     Ты в чужом краю...
Спи ж, пока забот не знаешь,
     Баюшки-баю.
Дам тебе я на дорогу
     Образок святой:
Ты его, моляся богу,
     Ставь перед собой;
Да готовясь в бой опасный,
     Помни мать свою...
Спи, младенец мой прекрасный,
     Баюшки-баю.

М. Ю. Лермонтов

0


Вы здесь » Франция (1515 - 1715) » В тенистых аллеях » Полет души